...

...

понедельник, 21 марта 2011 г.

Разочарование и восхищение


21 марта 2011 г.

Промышленная зона в Сендае, 16 марта. (Kim Kyung-hoon / Reuters)
Разочарование рассеявшимся мифом о "самых-самых" японских технологиях и супер-пупер специалистах. Авария на АЭС "Фукусима" показала, что все относительно, а темпы ликвидации последствий этой аварии (да что там, даже последствий землетрясения и цунами) заставили меня переосмыслить все то, что я знал (или навыдумывал сам себе) о Японии, где "все передовое". Как оказалось, далеко не все...


3-й и 4-й энергоблоки АЭС "Фукусима-Дайичи". (Tepco / AFP - Getty Images)
Разочаровало, что в "высококультурной" Японии в столь ответственном секторе, как ядерная энергетика, нашлось место такому привычному распиздяйству — как выяснилось, их давно предупреждали: придет волна — будут проблемы. Не учли...

Очень трудно поверить, что для многих жителей Японии сейчас одна из главных ценностей — кружка с питьевой водой, хоть какие-нибудь лекарства, теплая одежда и немножко еды.

Разочаровало, что в Японии не оказалось роботов, способных заменить людей в ликвидации аварии на "Фукусиме" и радиоактивное пекло снова отправляют пожарных, как и когда-то на Чернобыльской АЭС. А где же чудеса техники? Говорящие механические игрушки, это, конечно, хорошо. Но когда по-взрослому приперло, оказалось, что робототехнику предоставит Германия и Франция. А перевозить оборудование будет украинский супертранспортник Ан-225 "Мрия"...

Восхищение вызывают простые японцы, попавшие в большую беду и не утратившие мужества и человечности. В новостях сообщают о тысячах погибших и пропавших без вести, оставшихся без крова над головой, эвакуированных из радиоактивной зоны "Фукусимы", холоде и голоде в пострадавших районах. А простые японцы продолжают тихо и упрямо бороться за выживание. Нет, даже не так. "Бороться за выживание" — это журналистский штамп. Выжившие просто продолжают сосредоточенно жить, несмотря на полученный шок. Многие, в наиболее пострадавших районах, — в почти невозможных условиях. В холоде и голоде. Без жалоб, без демонстраций и петиций к властям. Без криков на весь мир: "Р-а-а-туйте!".
Не потому, что боятся или не смеют подать голос. Если страх и есть, они его не покажут, если отчаяние — спрячут глубоко в себя. Это — слишком личное. Можно увидеть скорбь, слезы, но не панику или слабость.

(Из блокнота Корр. ИТАР-ТАСС)
"... После землетрясения город Сендаи — сплошные развалины. Чудом уцелело здание гимназии, в которое сейчас набились сотни людей. В спортивном зале из-за лежащих вповалку на полу женщин и стариков некуда ступить. Многие тут говорят, что самое страшное для них миновало, но вряд ли с этим можно согласиться. Шарик из риса, одна сосиска и то не всегда целиком, несколько глотков страшно дефицитной питьевой воды — это все, что в лучшем случае бывает у каждого из этих людей сейчас на завтрак, обед и ужин".


"... На острове Миятоджима в префектуре Мияги жизнь едва теплится. Цунами снесло единственный мост, соединявший его с внешним миром, и островитяне стараются не смотреть в его сторону. Какой прок рассуждать о слепой силе стихии, злом роке и о прочих несерьезных для них в эту минуту вещах. Они надеются на самих себя, и кто-то надрывая силы, начинает разбирать завалы на месте своего дома, другие собирают лекарства и одежду для стариков, которым хуже, чем остальным".

Я представил себе, что было бы в моей стране, повторись здесь (не дай Боже!) японские события, и содрогнулся. Здесь все было бы совсем по-другому: не стояли бы покорно в очередях, а ринулись бы штурмовать магазины, вокзалы, "хапать и тикать" и многих бы просто раздавили бы в толпах.
Я вполне могу представить, какой будет "активная деятельность" наших властей...

В японцах я увидел нечто, не похожее на миф о биороботах или фанатичных патриотах. Да, Япония уже "не та", но все же... Нет ли чего-то "намеренного" в фотографиях эвакуационных пунктов, где японцы, действительно выглядят жалко, в огромных очередях за едой. Словно кто-то подсказывает: ну вот эти ваши хваленые японцы и где теперь их "суперовость"?
Но у стоящих в очередях нет во взгляде злобы и ненависти к окружающим. Но в эвакуационных пунктах почти одни пожилые люди, женщины и дети — не видно краснощеких "пострадавших" здоровяков, занявших "теплые углы".
Думаю, что все сильные ушли разбирать завалы, восстанавливать коммуникации, в волонтеры — японцы спасают японцев. Да, иностранная помощь идет: и специалистами и техникой и продуктами и деньгами. Японцы принимают это и ничего особо и не просят. У нас бы основная масса населения ждала, когда придут мифические "могущественные" американцы или европейцы, накормят, спасут и обогреют. Мы бы жаловались всем и вся и кляли судьбу и просили подаяния сильных, а японцы — нет. Они спокойны и сосредоточены. Они словно заранее знали, что все так может быть, и будто внутренне были к этому готовы. Может это лишь видимость?

И вот еще что удивительно: не слышно о резком "рыночном" повышении цен на продукты, которые в дефиците, спекуляциях с топливом, не слышно о мародерстве, о воровстве "гуманитарки".

Они как-то умеют тихо и ненавязчиво заботиться друг о друге

Японию покидают в эти дни, в основном, иностранцы. И очень странно прозвучало предложение российского Медведа "трудоустроить японских граждан в малонаселенных районах Сибири и Дальнего Востока"... То ли "от большого ума", то ли знает чего... Но как бы ни развивались события на аварийной АЭС, японцы не оставят страну, не побегут в разные страны искать лучшей жизни.
Поэтому я почти не сомневаюсь, что все у них наладится, все восстановят, экономику поднимут, и Япония выйдет из этих испытаний более сильной, чем была прежде.

В то же время участившиеся природные катаклизмы и техногенные аварии заставляют меня задуматься, готов ли я, хотя бы морально, к возможным испытаниям? Ну, пусть даже так как японцы...

Школьники радуются встрече в школе в Офунато, 17 марта. (Masamichi Genko / AP)
Очередь возле супермаркета в центре Сендая, 17 марта. (Mark Baker / AP)
Люди сливают бензин из бака автомобиля, поврежденного цунами в городе Minamisanrikucho в префектуре Мияги. (AP)
Выжившие греются под одеялами в спортивном зале школы, который используется в качестве приюта, в Офунато, Япония. (Matt Dunham / AP)
Эвакуированные из западных районов Фукусимы, проходят радиологический контроль в городе Нихоммацу в префектуре Фукусима, 16 марта. (Go Takayama / AFP - Getty Images)

Радиологический контроль. Город Нихоммацу, префектура Фукусима, 15 марта 2011 года.  (Reuters/Kyodo)
Мальчик ждет, когда нагреется вода, чтобы сделать себе лапшу быстрого приготовления, возле приюта в Сендае в префектуре Мияги, 16 марта. (AFP - Getty Images)
Дорога среди руин города Минами-Санрику на северо-востоке Японии во вторник 15 марта. (David Guttenfelder / AP)
Пожарные борются с огнем в городе Кесеннума, 15 марта. (Adrees Latif / Reuters)
Выжившие жители готовят пищу возле своего разрушенного дома в Ишиномаки в префектуре Мияги, 15 марта. (AP)
Люди ждут в очереди открытия супермаркета, ограниченные запасы провизии создают проблемы для людей, область Ichinoseki, Япония, 20 марта 2011. (Paula Bronstein /Getty Images)
Эвакуационный центр в Ofunato, Япония, 20 марта 2011 года. (Paula Bronstein /Getty Images)
Дозиметр показывает увеличение допустимых показателей радиационного фона на 0,6 микрозиверта в районе железнодорожной станции в Токио. 15 марта 2011 года. (Associated Press/Kyodo News)
Очередь на автобусной остановке. Префектура Ямагата, 15 марта 2011 года. Взрывы и пожар на атомной станции, пострадавшей от стихийного бедствия в префектуре Фукусима, привели 15 марта к утечке радиации. (Mike Clarke/AFP/Getty Images)
Эвакуированные из зоны бедствия вокруг поврежденной атомной станции Фукусима Даичи, отдыхают во временном лагере в Фукусиме, Япония, 15 марта 2011 года. (The Yomiuri Shimbun, Shuhei Yokoyama/Associated Press)
Пожилые люди, встретившиеся во временном лагере для людей, эвакуированных из пострадавших районов, радостно приветствуют друг друга. 15 марта 2011 года. (Lee Jae-Won/Reuters)
Фотографии, валяющиеся среди обломков одного из домов в Минамисанрику, 17 марта 2011 года. (Paula Bronstein /Getty Images)
Пожилые женщины ждут раздачи риса в эвакуационном центре в Кенсеннуме, 17 марта 2011 года. (Chris McGrath/Getty Images)
Еда — рис и овощи. Их раздают обитателям эвакуационного центра в Кенсеннуме, 17 марта 2011 года. (Chris McGrath/Getty Images).
Пожилые люди, выжившие во время цунами, лежат на импровизированных кроватях во временном лагере, а девушка, сидящая рядом, сортирует лекарства. Кесеннума, 17 марта 2011 года. (Philippe Lopez/AFP/Getty Images)
Обитатели эвакуационного центра изучат доску объявлений. Кесеннума, 17 марта 2011 года. Около половины эвакуированных (а всего их около миллиона) стараются сохранить тепло в условиях общего похолодания. Похолодание и выпавший снег также затруднили работу спасателей и еще более призрачными стали казаться надежды на то, что среди обломков еще удастся найти выживших. (Philippe Lopez/AFP/Getty Images)
Пожилые люди отдыхают в эвакуационном центре, расположившемся в одной из высших школ города Оцути, 14 марта 2011 года. (HO/AFP/Getty Images)
Люди наполняют водой контейнеры на колонке в Офунато, 16 марта 2011 года. (Nicholas Kamm/AFP/Getty Images)
Ямада, Иватэ, 17 марта 2011 года. (Aly Song/Reuters)
Район Гинза, Токио, 17 марта 2011 года. Ярко светящиеся рекламы, щиты и витрины в столице Японии выключены, так как идет экономия электроэнергии из-за катастрофы на атомной станции. (Gregory Bull/AP)
В международном аэропорту Нариты, восточнее Токио, 17 марта 2011 года. (Issei Kato/Reuters)
Рыдающий мужчина фотографирует разрушенный район города Минами-Санрику на севере Японии, 18 марта. (AP)
Солдаты разгружают коробки с продуктами питания из вертолета США возле приюта в городе Минами-Санрику, который пострадал от землетрясения и цунами, 18 марта. (David Guttenfelder / AP)
В эвакуационном центре для животных и их хозяев. Кесеннума, 17 марта 2011 года. (Kim Kyung-Hoon/Reuters)

Читайте также:
Япония дрожит
Япония дрожит - 2

2 коммент. :

Анонимный комментирует...

Огорчу. Придется тебе еще раз поменять свое мнение о японцах. Местный телеканал NHK сообщил, что из хранилища одного из отделений банка Синкин в полуразрушенном Кесеннуме (префектура Мияга) украдено 40 млн иен (почти $500 тыс). Банк попал под цунами, электронный замок в хранилище сломался, бабки — фи-и-иють. Так шо японцы не так уж "честны и загадочны". Деньга для людей лучшая лакмусовая бумажка (помнишь из курса школьной химии?). По отношению чела к баблу сразу все понятно.
Вот подожди пока они от шока отойдут, тогда и поглядим.

Алёха on 22 марта 2011 г., 16:30 комментирует...

Типа, огорчился. Огорчился, что меня там не было. Я бы тоже банковских поллимона взял. Не раздумывая. Нет, взял бы даже больше. Вот такой я меркантильный нехороший человек.

 

Сундук хабара Designed by Шаблоны для Blogger